Почему Нацбанк стремится говорить с украинцами на одном языке

Сплошная секретность больше не является признаком современных центральных банков. Почему это важно для экономики.

Прозрачность и эффективная система коммуникаций являются стратегически важными элементами деятельности большинства современных центральных банков. Но так было не всегда. Еще несколько десятилетий назад коммуникационные инструменты, которые используются сейчас в этой сфере, были просто немыслимыми.

Лучше всего эволюция коммуникаций прослеживается в цитатах руководителей ведущих центральных банков. Так, в 1922 году Глава Банка Англии Монтэгу Норман выразил суть коммуникаций центрального банка одной фразой: «никогда не объясняй, никогда не извиняйся». Прошло почти 70 лет и тогдашний Председатель ФРС Алан Гринспен сказал свою теперь уже легендарную фразу: «Если вам показалось, что я выразился достаточно ясно, это означает, что вы неправильно меня поняли». А в 2018 году Председатель ФРС Джей Пауэлл заявил — «поскольку монетарная политика влияет на всех и каждого, я хочу начать с краткого резюме простым языком о состоянии экономики и того, что именно я и мои коллеги в ФРС делаем и почему».

Таким образом, за 100 лет центральные банки преодолели путь сначала от почти полной таинственности к пониманию, что с рынком нужно коммуницировать, но так, чтобы участники рынка не могли предвидеть действия центрального банка, и в конечном итоге — к полной прозрачности и осознанию, что коммуникации монетарной политики являются сами по себе инструментом этой политики.

Причина изменений

Что является причиной таких кардинальных изменений? Прежде всего, это изменение роли центральных банков в экономической системе. До 1980-х годов макроэкономическая политика базировалась на кейнсианской теории, которая предусматривала управление совокупным спросом. В этой системе первую скрипку играло правительство, а именно министерство финансов. Центральному банку отводилась пассивная роль: он в основном занимался вопросами денежного обращения и регулирования банковской системы. Поэтому активные коммуникации и прозрачность ему были не очень нужны.

Стагфляционный шок 1970-х годов изменил этот порядок. В новой экономической модели, которая базировалась на концепции рациональных ожиданий и нейтральности денег (печатание денег не влияет на выпуск в долгосрочной перспективе), роль центрального банка сильно возросла. Его мандат начал распространяться на обуздание инфляции, то есть достижение ценовой стабильности, а иногда, например, как в случае с ФРС, — и на поддержку низкого уровня безработицы.

Это заставило центральные банки более активно коммуницировать с рынком, чтобы построить доверие к своим действиям. Но сначала основным потребителем таких коммуникаций были в основном профессиональные участники рынка. Кроме того, прозрачность центральных банков росла довольно медленно. Как свидетельствует цитата Алана Гринспена, даже когда они начали более активно коммуницировать с рынком, четкие сигналы относительно дальнейших действий, как правило, не направлялись.

Тем не менее, повышение прозрачности деятельности центральных банков стало неотвратимым. Новый толчок этому дал рост популярности режима инфляционного таргетирования в 1990—2000-х годах. Эта модель монетарной политики предусматривает четкую коммуникацию центрального банка относительно своих целей и действий, чтобы закрепить на определенном уровне (заякорить) инфляционные ожидания населения, бизнеса и других экономических агентов. Для этого центральные банки начали вводить новые инструменты коммуникации монетарной политики — регулярные пресс-брифинги, пресс-релизы, публикации отчетов по монетарной политике и протоколов заседаний комитетов, принимающих решение по ключевой ставке, обнародование макроэкономических прогнозов и ожиданий относительно траектории ключевой ставки.

Кризис 2008 — новые вызовы

Глобальный финансовый кризис 2008 года создал ряд новых вызовов для коммуникаций центральных банков.

Во-первых, стандартные инструменты монетарной политики потеряли свою эффективность, поскольку кардинальное снижение ключевых ставок, или даже их установки на отрицательном уровне не помогло стимулировать рост экономики. Это заставило центральные банки использовать коммуникации как отдельный мощный инструмент монетарной политики. Наиболее ярким примером этого стала речь председателя ЕЦБ Марио Драги в июле 2012 года, в разгар кризиса в Еврозоне: «В рамках своего мандата ЕЦБ сделает все возможное для того, чтобы спасти евро. И поверьте мне — этого будет достаточно».

Однако были и негативные примеры, когда неудачная коммуникация центрального банка приводила к значительным колебаниям на финансовых рынках. Так, слова Председателя ФРС Бена Бернанке в 2013 году, что ФРС вскоре начнет сворачивание программы «Количественного смягчения», вызвали настоящую панику на финансовых рынках — доходности ценных бумаг резко выросли, фондовые индексы упали, а валюты стран с emerging markets оказались под значительным девальвационным давлением. Впоследствии этот эпизод получил название taper tantrum.

Кроме того, как отмечается в недавней статье в журнале «The Economist», достаточно часто имеет значение не только, что говорят центральные банки, но и о чем они молчат. Отсутствие четкой коммуникации Центрального банка Турции относительно своей дальнейшей политики в условиях роста инфляционных рисков привело к оттоку капитала и падению курса турецкой лиры. Инвесторы восприняли молчание центробанка как сигнал того, что он находится под политическим влиянием и не будет повышать процентные ставки в ответ на ускорение роста цен.

Во-вторых, применение нестандартных инструментов для преодоления жесткого финансового кризиса (отрицательная ключевая ставка, программы «Количественного смягчения», меры по стабилизации финансового сектора, например Troubled Assets Relief Program (TARP) в США) создали много вопросов к деятельности центральных банков. Например, кто виноват в том, что процентные ставки по депозитам упали почти до нуля, а в некоторых странах даже стали отрицательными? Почему центральные банки и правительства спасают банки, рисковая деятельность которых и привела к возникновению мирового финансового кризиса? Имеет ли экономический смысл покупка «Проблемных активов» центральными банками?

В-третьих, за последние 10 лет значительно изменилась внешняя среда для центральных банков. В частности, произошли тектонические сдвиги в политических системах демократических стран вследствие роста неравенства и геополитических изменений (глобализация, усиление миграционных процессов, упадок традиционных партий, рост популизма и т. д.). Центральные банки оказались на переднем фронте борьбы с мировым финансовым кризисом. По иронии судьбы это также поставило их и на линию огня со стороны новых политических сил. Кроме того, за последнее десятилетие кардинально изменилась система распространения информации в мире — на смену традиционным каналам (ТВ, газеты и журналы) пришли социальные медиа (Facebook, Twitter, Instagram).

Академические исследования также демонстрируют необходимость изменений в коммуникациях центральных банков. Например, они доказывают, что инфляционные ожидания населения и предпринимателей очень слабо реагируют на стандартную коммуникацию, направленную на профессиональных участников финансовых рынков. Кроме того, экспериментальный анализ специалистов Банка Англии свидетельствует, что люди без экономического образования гораздо легче воспринимают коммуникацию по монетарной политике, если она изложена простым языком или визуально.

Новые смыслы, новые инструменты

Все это ставит перед центральными банками новые вызовы в сфере коммуникаций. Сегодня уже недостаточно просто дать интервью агентству Блумберг, которое затем проанализируют финансовые аналитики и трейдеры. Новые времена требуют новых смыслов и инструментов — коммуникация непосредственно с широкими слоями населения (причем человеческим языком, а не сложными экономическими терминами), реагирование на политические упреки в сторону центральных банков, широкое использование цифровых медиа и визуальных компонентов.

Центральные банки постепенно отходят от имиджа консервативных институтов. Например, использование ими социальных медиа уже стало трендом. Согласно подсчетам НБУ, 40 центральных банков-таргетеров инфляции, 85% уже активно используют в своих коммуникациях Facebook, Twitter и Youtube. Кроме того, центральные банки пытаются напрямую контактировать с как можно более широким кругом экономических агентов. Например, ФРС и Банк Англии проводят регулярные встречи с различными группами населения по всей стране — так называемые town hall meetings. Также, центральные банки теперь не только активно присутствуют в СМИ, но и сами начинают выполнять функцию медиа, объясняя сложные экономические концепции простыми словами и публикуя много аналитической информации по темам, которые выходят за периметр традиционного мандата центральных банков. Примером этого являются проекты «The Economy, Plain and Simple» Банка Канады или «Bank Underground» Банка Англии.

Национальный банк Украины также развивается в этом направлении. Все его решения по монетарной политике коммуницируются как через традиционные инструменты вроде пресс-брифингов или пресс-релизов, так и на платформах Facebook, Twitter, Youtube, Instagram, которые позволяют доносить ключевые месседжи и формировать определенные ожидания у широкой аудитории. Колонки и интервью — в СМИ. Круглые столы с украинскими и иностранными экспертами, участниками финансовых рынков. Встречи в регионах с представителями бизнеса, академической среды, журналистами и студентами.

По примеру Банков Канады и Англии в Украину создана «Экспертная платформа НБУ» — коммуникационная площадка, объединяющая специалистов с большим багажом знаний в экономике и финансах. Благодаря этому и часть исследований и информации, которая ранее использовалась Национальным банком для принятия решений, однако была непубличной, ведь тематически выходила за пределы его мандата, теперь стала доступной каждому.

Повышение прозрачности центробанков — непрерывный процесс. На ежегодной исследовательской конференции Национального банка и Национального Банка Польши, посвященной коммуникациям, в этом году будут выступать представители ЕЦБ, ФРС и ведущих европейских центральных банков. Это еще одно доказательство того, что центральные банки в корне изменились. Их молчание — больше не золото.

Опубликовано на сайте: 04.07.2019

Автор: Дмитрий Сологуб в соавторстве с Юрием Городниченко, профессором Калифорнийского университета Беркли

Источник: https://biz.nv.ua/

Горячие предложения

UniGroup

Кредит под 1,5% в месяц. Под авто, квартиру, дом, нежилое помещение

Сумма: от 30 000 до 15 000 000 грн.

Срок: от 1 месяца до 10 лет

Без выписки и перерегистрации

Киев, Киевская обл. до 60 км

ШвидкоГроші

Кредит за 30 минут

Сумма: от 600 до 10 000 грн.

Выдача: наличные или на карту

Возраст: от 18 до 60 лет

Документы: паспорт и ИНН



Путеводитель

Как выбрать надежный банк

Даже профессионал не скажет наверняка, надежен ли тот или иной банк. Однако простой анализ регулярной банковской отчетности и некоторых других источников позволит сделать выбор банка более или менее объективным.

Видео путеводитель