Могут ли банки вымереть, как мамонты?

В ближайшее время ландшафт украинской банковской системы может кардинально измениться. Финтехкомпании, мобильные операторы, розничные сети планируют вытеснить традиционные банки. Украина в этом процессе — впереди планеты всей.

Чего только стоит громкая новость о создании бывшими владельцами Приватбанка инновационного продукта — мобильного банка без отделений. Эта новость в свое время вызвала большую волну комментариев о том, что традиционному банкингу скоро придет конец.

Банки теряют бизнес, которого по объективным причинам в стране и так не очень много. По данным июньского Отчета о финансовой стабильности НБУ, в январе—мае 2017-го валовые кредиты украинских банков сократились на 0,7% (с учетом курсовых разниц). Экономический рост является тем фактором, который мог бы "разогнать" и банковскую систему. Однако даже самые оптимистичные прогнозы роста ВВП не дают оснований надеяться, что "пирог" спроса на финансовые услуги, от которого, кроме банков, мечтают "откусить" новые игроки рынка, станет существенно большим. Хороших заемщиков больше не становится — за ними банки сейчас устраивают настоящую охоту.

Доля банковского сектора может уменьшиться вследствие целого ряда причин. Банки тянет на дно груз предыдущих проблем — уровень неработающих кредитов. Постановление правления НБУ об определении размера кредитного риска по активным банковским операциям привело к существенному росту портфеля, признанного проблемным, он увеличился до уровня 57,7% кредитов банковской системы (по состоянию на первое полугодие 2017-го). При этом разговоры о проблемах защиты прав кредиторов уже стали определенным общим местом — в этом чрезвычайно болезненном для банков вопросе давно пора перейти от слов к действиям, иначе рассчитывать на полноценное возобновление их кредитной активности нет смысла.

Одна из возможных причин изменений ландшафта — дисбаланс между регуляторными требованиями к банкам и другим субъектам экономической деятельности. Не хочу ставить под сомнение, что усиление регуляторных требований банковской системы — это выполнение обязательств перед европейскими партнерами по усилению прозрачности финансовых учреждений. Однако эти требования касаются исключительно банков. А что же корпорации, финансовые компании, другие субъекты хозяйствования? Движение страны в Европу должно их касаться в той же мере, что и украинские банки.

Получается неравномерное и несправедливое распределение ответственности.

С одной стороны, вполне оправданные призывы и усиление требований к прозрачности украинских банков, но с другой — закрытость для общественности львиной доли корпоративного сектора, в котором сплошь и рядом компании с непонятной структурой собственности, отсутствием цивилизованного корпоративного управления, проблемами с оформлением активов и т.д. и т.п. В нынешних условиях банки таким заемщикам кредиты не дадут — уже обожглись в 2008-м и 2014 г. Открытых и прозрачных заемщиков очень мало, вот и не растут портфели украинских банков, а перспектива роста банковского сектора имеет неясные перспективы. Деньги банков сейчас вкладываются исключительно в ОВГЗ и депозитные сертификаты Нацбанка — инструменты со 100-процентной гарантией доходности.

В результате банки перестают выполнять свою главную функцию — наполнять кредитными ресурсами реальный сектор экономики. Они просто деградируют как организм, не несущий нагрузок.

Новые игроки финансового рынка также не обязаны соблюдать полную прозрачность. Банковские учреждения выполняют требования финансового мониторинга, законодательство по противодействию отмыванию нелегальных доходов, требования по контролю операций публичных лиц. Никакие другие организации финансового сектора не обязаны соблюдать эти требования международных и отечественных регуляторов. А ведь выполнение норм прозрачности — это не только дополнительные расходы банков, но и замедление банковских процессов, что очень не нравится клиентам. Безусловно, в гонке за быстротой обслуживания "новые банки" на голову выше традиционных. Но как бы там ни было, комплаенс (от англ. compliance — исполнение регуляторных требований) безальтернативен для финансовых институтов во всем мире. Мы же не хотим видеть украинский финансовый сектор обнесенной колючей проволокой зоной отчуждения, по типу северокорейского?

Прежде чем организовать соревнование между классическими банками и инновационными финансовыми сервисами, государство должно уровнять стартовые условия такой конкуренции. Очень долго обсуждалась идея передать все существующие финансовые организации под регуляторное крыло Национального банка, и даже многое делалось в этом направлении. Однако такой закон до сих пор не принят, и серьезнейший дисбаланс сохраняется. Получается, что кто-то на конкурентном поле играет в шашки, а с другой стороны играют "в Чапаева". И это постепенно приведет к перекосу структуры финансового рынка в пользу новых игроков. Но кто в таком случае будет кредитовать предприятия и граждан?

Отдельной реплики заслуживают намерение "Укрпочты" превратиться в почтовый банк и соответствующий законопроект. Снова на рынок хочет выйти небанковский институт, который по сути банком являться не может. А если может, то лишь при условии вливания в него многих миллиардов гривен из и без того скудного государственного бюджета. К примеру, в каждое банковское отделение должно быть обеспечено два надежных канала связи. Представляете, сколько нужно инвестировать, чтобы провести эти каналы в более чем 11 тыс. отделений "Укрпочты"? Зачем нести такие траты без какой-либо надежды их вернуть? Неужели только ради призрачной надежды повысить таким образом рентабельность этого госпредприятия?

Тут нужно отметить, что в мире существуют примеры функционирования почтово-банковских учреждений. Но там они полностью соответствуют всем требованиям к банкам в части капитализации, инфраструктуры, прозрачности, комплаенса, гарантий и т.п. Ничего подобного в "Укрпочте" нет.

Как в известном анекдоте, каждый должен заниматься своим делом: кто-то выдавать кредиты, а кто-то торговать семечками. Ведь банки не занимаются пересылкой почтовых отправлений? Хотя в принципе могут это делать: имеют сеть отделений, службы инкассации, базы клиентов и т.п. Идти в новый бизнес — это всегда большие инвестиции и определенный риск. Хорошо, что это понимают в Нацбанке, не поддержав идею превращения "Укрпочты" в банк. Регулятор отвечает за стабильность всей системы и понимает, что подобные эксперименты могут привести к разбалансировке отечественного финансового сектора.

Главным аргументом авторов законопроекта о придании "Укрпочте" статуса банка является якобы забота о сельском населении: называется цифра 14 млн сельских жителей, лишенных банковских услуг. На самом деле, по данным статистики, в Украине всего 13,1 млн жителей сел (на начало 2017 г.), во многих из которых есть банковские учреждения. Сельских отделений только Ощадбанка (который исторически имел более широкое покрытие в сельской местности) насчитывается около тысячи. Кроме того, в настоящее время банки создают отделения, работающие не пять дней в неделю, а "по требованию": в специально оборудованных помещениях сельрад и даже в формате "банк на колесах" в автомобилях — с соблюдением всех требований НБУ. Такие форматы работы улучшают экономику банковских отделений в небольших населенных пунктах, где спрос не позволяет создавать отделения, работающие в обычном пятидневном режиме.

Национализация Приватбанка привела к тому, что и без "Укрпочты" доля государства в банковском секторе превысила все вообразимые пределы: 56% чистых активов и 62% депозитов населения.

Это огромный риск для стабильности государства в целом. Инвестиции госбюджета в национализацию крупнейшего банка страны плюс вливания в другие госбанки уже составили 38% ВВП. Неужели нужны еще многие миллиарды вложений в "Укрпочту"? Государственные банки уже фактически начали конкурировать между собой. Такая конкуренция вредит всем, ведь у этих банков один собственник — государство, а значит, украинские граждане. Это уменьшение доходов госбюджета. А если в эту конкуренцию еще ввяжется и "Укрпочта", да еще и в условиях гиперликвидности банковской системы…

Можно предположить, что если нынешние тенденции продолжатся, то финансовый сектор Украины станет в основном государственным, а частная его составляющая будет представлена "новыми игроками". Государству придется нести значительные траты, чтобы поддерживать государственные банки на плаву — они слишком важны, чтобы "упасть". Новые финкомпании и мобильные операторы будут монетизировать свою непрозрачность и за счет этого вытеснять традиционные банки с рынка. Только вот в долгосрочной перспективе этот тренд может привести к огромным финансовым потрясениям. Придет такой себе финансовый Petya и унесет все деньги украинцев в неизвестном направлении.

Да, украинская банковская система, какой она выглядит сейчас, несовершенна. Однако худо-бедно, но ей все-таки удалось доказать свою стойкость и сохранить стабильность. Несмотря на многочисленные кризисы и "банкопад" последних лет, с помощью строгих регуляторных норм подавляющему большинству украинских граждан удалось избежать потерь благодаря механизму гарантирования вкладов. Этот механизм позволил сохранить социальную стабильность и стал "подушкой безопасности" для украинской финансовой системы. Ничего подобного новые финансовые институты не предлагают. Без урегулирования вопроса надзора над деятельностью этих финансовых учреждений и создания механизмов гарантирования Украина может оказаться перед лицом проблем, которых еще не знала ее экономика. Правительство и Нацбанк должны вмешаться, чтобы остановить сползание в бездну.

Опубликовано на сайте: 19.09.2017

Автор: Елена Щербакова

Источник: https://zn.ua/



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13919





Простобанк ТВ