Дисбалансы в банковском секторе усугубляются

С нового года банки будут платить в Фонд гарантирования вкладов большие отчисления, суммы будут разными, но в среднем увеличатся на 15%. Решение ожидаемое, неготовность системы гарантирования к тем вызовам, с которыми столкнулся банковский сектор, была очевидной, как и неспособность правительства и регулятора оказать Фонду грамотную поддержку.

За последние три года Фонд гарантирования вкладов физических лиц выплатил вкладчикам свыше 85 млрд грн. Чтобы осуществить эти выплаты в полной мере и оперативно, Фонд привлек кредитные средства у НБУ и Министерства финансов, и только чтобы оплатить процент по этим кредитам, ему требуется 2,5 млрд грн в год. Долг Фонда перед Минфином — это почти 60 млрд грн, и к моменту его окончательного погашения в 2028 г. сумма процентов перевалит за 85 млрд. В таких условиях неудивительно, что ФГВФЛ пошел на изменение порядка расчета сборов. Его предложения, несмотря на все претензии, рациональны, здравы и были бы уместны, если бы в 2018 г. мы входили с реформированными госбанками, вопросы взносов Ощадбанка и докапитализации Приватбанка были закрыты, а перекосы банковского сектора, половина которого принадлежит государству, — оперативно устранялись. Пока же создается впечатление, что государство, владеющее половиной банковской системы, как минимум создает неконкурентные условия для работы банков с частным капиталом.

Еще летом Фонд гарантирования через Независимую ассоциацию банков разослал финучреждениям проект изменений в порядок расчета сборов, правда, без самих изменений — на тот момент не было ни методики определения показателей, ни баллов, ни коэффициентов. Естественно, банки на предложение Фонда обсудить предложенный вариант отреагировали вяло. Обсуждать было нечего, из присланного проекта было ясно, что перемены будут, но непонятно, какие именно.

Уже в начале ноября Фонд гарантирования ознакомил банки не только с намерениями изменить пересчет, но и с конкретными предложениями, как именно это сделать, и методикой расчета показателей, опираясь на которую, каждый банк уже мог посчитать сумму своих отчислений. После чего провел встречу с представителями банков, заслушав уже аргументированные, основанные на расчетах возражения, и сообщил, что так как методика утверждена, набор показателей все равно менять никто не будет, а все несогласные должны были вступать в дискуссию летом. Конечно, банки по ряду объективных, и не только, причин недовольны. Они соглашаются с концепцией изменений, предложенных Фондом, но некоторые подходы к самим расчетам их, мягко говоря, смущают.

Предложения Фонда гарантирования, как и все в Украине, основаны на лучших мировых практиках. С той только разницей, что банковские системы стран, создающих лучшие мировые практики, очень отличаются от украинской.

Методика, предложенная ФГВФЛ, сама по себе неплоха и основана на том, что Фонд будет оценивать финансовое состояние каждого конкретного банка и в зависимости от результатов оценки определять его взнос. Соответственно, чем хуже состояние банка, тем больше его отчисления в систему. Справедливо и пока поспорить не с чем, это хорошая попытка реформировать нынешнюю систему. Но у представителей банков есть претензии к составляющим элементам определения состояния банка, а еще есть подозрение, что некоторые из них появились в нем только потому, что государство не в состоянии решить проблемы своих же госбанков.

Первый блок предложенных Фондом показателей — это количественные индикаторы, характеризующие уровень капитала. Первый показатель — всем известный норматив достаточности капитала (Н2). К нему самому никаких претензий, однако есть вопросы к тому, как будут начисляться баллы по этому нормативу. Например, если Н2 меньше 10 (т.е. банк требования НБУ не выполняет), то банк справедливо получает ноль баллов, но если у банка Н2 от 10 до 20, он получает 5 баллов, а если выше 20 — то 10 баллов.

На практике для любого банка разница между 10 и 20 колоссальная, и финансовое состояние двух таких банков будет очень отличаться, но баллов они получат равное количество. То есть оценка банков будет, мягко говоря, условной. Более того, чем выше Н2, тем меньше доходов на капитал получают акционеры. В цивилизованном мире аналогичный показатель (capital adequacy ratio) считается нормальным, если он находится в диапазоне 12–14. В Украине же сложилась парадоксальная и отчасти неестественная ситуация, когда у многих банков значение Н2 выше и 20, и 30, и 60. Но это говорит скорее о том, что наша банковская система переживает кризис.

Второй показатель, к которому есть претензии, — это соотношение уставного капитала к регулятивному. Сам по себе возврат к этой норме — очень спорное решение. Основная составляющая регулятивного капитала — уставный капитал и накопленная прибыль прошлых лет. Соответственно, если у банка не было убытков, у него всегда будет регулятивный капитал больше, чем уставный. После первого кризиса в 2008-м банки Украины понесли существенные убытки, и их прибыль прошлых лет превратилась в убытки прошлых лет. Эти убытки акционерам пришлось компенсировать за счет внесения денежных средств в уставный капитал, и он существенно увеличился, а регулятивный при этом остался на докризисном уровне. С этим столкнулись многие банки, после чего эту норму из Закона "О банках и банковской деятельности" убрали. Последующий кризис этот разрыв еще больше усугубил. И тут возникает вопрос: основная задача этой новой методики — оценивать банки объективно или просто увеличить их взносы в фонд? Ведь в данном случае формула "кто рисковее ведет бизнес, тот больше платит" не сработает — рисковыми окажутся все.

Но наибольшее количество вопросов у банкиров к индикаторам, характеризующим качество активов банка. Вес баллов, набранных в этом блоке, будет определяющим для банка, и именно от этих показателей зависит итоговая сумма взноса, который придется заплатить. Вследствие кризиса, аннексии Крыма и АТО банки столкнулись с большими потерями, их кредитные портфели стали значительно хуже. Естественно, резервы под эти потери формировались, акционеры вносили деньги, капитал на покрытие убытков был увеличен. Ситуация, по идее, контролируемая. Но Фонд для оценки качества кредитов банка предлагает брать все недоходные кредиты и делить на активы банка, не учитывая при этом резервы. А отказ от учета резервов сильно исказит картину.

В кулуарах чиновники Фонда объясняют случившееся тем, что не все банки сформировали резервы одинаково, и некоторые увеличили свой капитал не живыми деньгами, а облигациями. На самом деле "не все" — это один-единственный Приватбанк, его резервы — это гособлигации. И эта норма выписана таким образом исключительно для того, чтобы уровень платежей Приватбанка не изменился, ведь "Приват" — не только самый крупный банк, но и плательщик №1. Из общей суммы ежегодных отчислений в Фонд порядка 3–4 млрд грн больше трети — это взнос одного Приватбанка.

В результате всех расчетов общая сумма, которую банки платят в Фонд гарантирования, увеличится примерно на 14%, то есть изменения данной методики будут стоить всей банковской системе еще порядка 500 млн грн. Это немалые деньги, учитывая непростую ситуацию, в которой находится сектор. И, кстати, это приблизительная доля государственного Ощадбанка, который продолжает взносы в Фонд не платить вообще, а лишь обещает начать. Точно так же, как Минфин обещает реформу госбанков и стратегию их развития, которая уже год, как "на днях появится". И все вышеописанные проблемы с новой методикой отчислений — не злой умысел, а закономерное следствие того, что банковский сектор поровну разделен на государственные банки и банки с иностранным капиталом. И последним все сложнее работать в диктуемых конкурентами условиях.

Полезное видео о банковском рынке


Опубликовано на сайте: 27.12.2017

Автор: Юлия Самаева

Источник: https://zn.ua/

Заказать онлайн:

Автокредит

Пластиковую карту

Страховку

Кредит под залог

Ячейку

Кредитную карту

Кредит наличными

Кредит на карту

Ипотеку

Перевод с карты на карту



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 12350