Что несет новое десятилетие мировой экономике и что делать, чтобы оно не закончилось великой депрессией 10.02.2020

Три топ-темы обсуждались на юбилейном Всемирном экономическом форуме в Давосе: глобальный экономический рост, повышающаяся технологичность мира и климатические изменения. Но все-таки ни угроза экспансии цифровых гигантов, ни увеличивающиеся выбросы СО2 не удержатся на повестке дня, если жахнет новый глобальный экономический кризис. А все к тому идет. // 10.02.2020

Возрастающая неуверенность — так директор МВФ Кристалина Георгиева в своем недавнем выступлении охарактеризовала начало нового десятилетия для мировой экономики. И это худшая характеристика из возможных. Нет ничего более губительного для инвестиций и предпринимательской инициативы, чем неуверенность. Когда все замерли в ожидании худшего, может и не найтись того, кто смог бы это худшее предотвратить.

Все последние отчеты МВФ просто кричат о росте корпоративных долгов, увеличении доли более рискованных и неликвидных активов, а также об усиливающейся зависимости от внешних заимствований в развивающихся странах. Темпы экономической активности в мире продолжают снижаться. МВФ в очередной раз уменьшил свой прогноз роста мировой экономики до 3% в этом году — самого низкого показателя со времени последнего глобального финансового кризиса.

Ежедневно в длинный список негативных факторов, ухудшающих ситуацию, добавляются новые пункты. С нового года там: австралийские пожары, обострение ситуации на Ближнем Востоке и заключение сделки между США и Китаем. Нет, сам факт заключения сделки — положительный, но все давно понимают, что "проблема" Китая и США не торговая, а идеологическая. И если раньше она существовала на уровне взаимных претензий, то сейчас материализовалась в конкретный документ, который нужно выполнять, но не хочется. Подписанное соглашение может не решить, а лишь усугубить этот конфликт, если, например, Китай решит не выполнять какие-либо условия договора, не предусматривающего никаких механизмов урегулирования споров. То есть риски, связанные с "торговой войной", не исчезли, а трансформировались.

По оценкам МВФ, в США ожидается ослабление роста с 2,3% в 2019 году до 2% — в 2020-м и до 1,7% — в 2021-м. В зоне евро прогнозируется едва заметное повышение роста с 1,2% в 2019 году до 1,3% — в 2020-м и до 1,4% — в 2021-м. Схожий прогноз и для Великобритании. А вот темп роста экономики Японии будет сокращаться с 1% в 2019 году до 0,7% — в 2020-м и до 0,5% — в 2021-м. Причем замедление темпов роста фиксируется как в развитых, так и в развивающихся странах, на которые международные экономисты возлагали большие надежды.

План, условно, был следующий: пока зрелые экономики переживают стагнацию и не могут предложить инвесторам интересный заработок, инвестиции хлынут на развивающиеся рынки, что и обеспечит глобальной экономике прирост. Но и он будет ниже ожиданий. Для группы стран с формирующимся рынком и для развивающихся стран прогнозируется повышение экономического роста с 3,7% в 2019 году до 4,4% — в 2020-м и лишь до 4,6% — в 2021-м. Увы, приток инвестиций не был шквальным, и темпы роста в Индии, Мексике и ЮАР оказались ниже ожидаемых. На Украину никто особо не ставил, но мы тоже пока не ощущаем прихода реальных инвесторов в страну — только спекулянтов в ОВГЗ и "зеленые" тарифы.

Помимо климатических форс-мажоров, которые для многих стран в последние годы стали одним из весомых экономических рисков, есть и более прогнозируемые угрозы. Например, усиление геополитической напряженности, главным образом между США и Ираном, может вызвать нарушение мировых поставок нефти, негативно сказаться на настроениях рынков и ослабить и без того неустойчивые коммерческие инвестиции. А более высокие тарифные барьеры между США и их торговыми партнерами, прежде всего Китаем, уже оказали негативное влияние на деловые настроения и усугубили циклические и структурные спады, в которых весь прошлый год находились многие страны. "Торговые" споры уже распространились на вопросы технологий, создавая новые риски для глобальных цепей поставок. Основания для протекционистских мер расширились до соображений национальной безопасности, и перспективы долгосрочного устранения напряженности в сфере торговли и технологий сейчас очень туманны.

Реализация любого из рисковых сценариев может привести к тому, что портфельные инвесторы начнут "бежать" в безопасные активы. Соответственно, существенно возрастет уязвимость корпоративных и суверенных заемщиков, накопивших немалые долги. Ужесточение финансовых условий моментально обнажит слабые места, накопившиеся за годы низких процентных ставок, и приведет к дальнейшему сокращению расходов и более широкомасштабному спаду.

И набор полезных советов у МВФ исчерпывается. А что хуже, базовые рецепты перестают работать. Придумывать что-либо новое для развитых стран все сложнее: многие, стимулируя рост занятости, уже достигли максимально низких за всю историю показателей безработицы, но на потребительской инфляции это практически не сказалось. Долгосрочные процентные ставки находятся на минимуме, а в некоторых случаях — вообще отрицательные. В итоге денежно-кредитная политика уже не может стимулировать экономический рост. Остаются лишь довольно спорные налоговые стимулы, которые далеко не все готовы применить, привлечение новых трудовых ресурсов (в основном мигрантов) и инвестиции в повышение производительности — в научные разработки, инфраструктуру и квалификацию кадров. Негусто, а главное, эффект от этих мер может наступить гораздо позже кризиса.

В зоне риска — производство и небанковские финансовые организации. А это конфликт интересов для финансовых регуляторов стран. С одной стороны, они должны стимулировать рост производства и, соответственно, смягчать свои политики. С другой — излишнее смягчение растит финансовый пузырь. Долгосрочная доходность резко снижается, объем государственных и корпоративных облигаций с отрицательной доходностью уже увеличился в мире до 15 триллионов долларов. Долг компаний, не способных покрыть процентные расходы за счет своих доходов, может вырасти до 19 триллионов долларов. Это почти 40% общего долга предприятий в США, Китае, Германии, Японии, Франции, Испании, Италии и Великобритании.

Мировые долги — это претензии настоящего на будущее. А если мы в этом будущем не уверены, то что будет с долгами? Правильно, пузырь лопнет.

Мало кто говорит о кризисе капитализма прямо, но опосредованно о нем кричат все здравомыслящие люди. Корпорации всегда работают себе во благо, и их интересы с интересами общества совпадают лишь отчасти. Их технологичность приводит к сокращению сотрудников и нередко к вытеснению с рынка труда целых видов занятости. Их потребности в инвестициях покрываются за счет рисковых займов, а за последствия крахов платит обычно все общество. Стимулирование доходов сотрудников, а соответственно, потребления для корпораций всегда на последнем месте, а государство для них — всегда лишь ситуативный союзник.

"Капитализм потерпел неудачу из-за его сосредоточенности на краткосрочной прибыльности и производительности. Компании должны измеряться не только своими финансами, но и тем, как они используют свои ресурсы для обслуживания общества", — сказал президент InTent Андре Хоффманн на открытии панели Всемирного экономического форума, посвященной устойчивому развитию. Хоффманн говорил об ответственном предпринимательстве, имея в виду прежде всего влияние корпораций на климатические изменения. Но ответственность предпринимателей давно пора расширить до социальной ответственности в целом. В действительности мир еще никогда не нуждался так остро в старомодных марксистах, как сейчас. Но западные вымирают, а восточные "ленинцы" извращают идеи Маркса до неузнаваемости. Мыслителей, действительно ищущих здоровую альтернативу капитализму как идеологии, — единицы. Их сложно услышать за хором популистов, использующих кризис капитализма в своих целях, и либералов, все еще верящих, что рынок сам себя отрегулирует.

Рекомендации у МВФ есть всегда. Они не нашли ответа на вопрос, как изменить ситуацию глобально, но имеют в запасе несколько универсальных рецептов, помогающих хотя бы снизить негативные симптомы. Увы, универсальные рецепты в современном мире срабатывают все реже. Поэтому мы обратились к украинским экономистам за полезными рекомендациями, как нашей стране подготовиться к сложным временам.

Александр Савченко, ректор Международного института бизнеса:

Главные месседжи директора-распорядителя МВФ Кристалины Георгиевой, к которым стоит прислушаться:

  • неравенство в доходах между бедными и богатыми слишком усиливается накануне кризисов;
  • страны с развитым финансовым сектором растут на 2–3% быстрее, чем с простыми, как в Украине, финансовыми рынками;
  • кредиты малому и среднему бизнесу эффективнее и безопаснее кредитов, выданных крупному.

Какие выводы из этого следует сделать украинской власти?

Для равного налогообложения богатых и бедных в Украине надо по крайней мере снять ограничения в 75 тысяч гривен зарплаты, на которую начисляется единый социальный взнос. Сейчас бедные платят социальный налог 22% со всей суммы зарплаты, а богатые — только с небольшой ее части! Иногда эта часть равна всего лишь 5–10%!

Украинским властям стоит обратиться ко всем международным финансовым организациям с предложением открыть масштабные (200–300 миллионов долларов) кредитные линии под государственные гарантии с распределением средств этих кредитных линий между банками-участниками для кредитования проектов малого и среднего бизнеса.

Также важно создать реальную фондовую биржу, которая сможет привлекать деньги для украинского бизнеса. Сейчас в Украине действуют несколько так называемых фондовых бирж, лицензии у которых необходимо отобрать уже на следующий день после создания государством единой Фондовой биржи Украины. Причем руководить этой биржей в первые годы, до ее корпоратизации и приватизации, должна, например, Франкфуртская фондовая биржа. Только при таких условиях украинский бизнес впервые получит реальный механизм привлечения инвестиций и некоррумпированную площадку по оценке и продаже ценных бумаг.

Иван Богдан, заведующий отделом экономико-математического моделирования ГУНУ "Академия финансового управления":

Международный валютный фонд акцентирует внимание на проблеме неравенства, ее роли в возникновении макроэкономических дисбалансов и усилении неуверенности. Ключевая рекомендация — создание условий для более широкого привлечения субъектов экономической деятельности, прежде всего малого и среднего бизнеса и домашних хозяйств с низкими доходами, в сферу финансовых услуг и улучшение их доступа к кредитным ресурсам.

Для Украины эти рекомендации интересны в двух аспектах. Первый связан с преодолением неравенства. Даже если это связано с доступом к финансовым услугам, то требует направления определенных ресурсов государственного бюджета на эти цели. И здесь принятые в бюджет на 2020 год изменения по созданию Фонда развития предпринимательства и выделение 2 миллиардов гривен на программы кредитов под 5, 7 и 9% для поддержки малого и среднего бизнеса созвучны с рекомендациями МВФ. Другое дело — наличие в бюджете достаточных финансовых ресурсов для обслуживания этих кредитных программ без риска потери фискальной устойчивости и способность государственного аппарата эффективно их администрировать.

Второй аспект связан с проблемами доверия к финансовому сектору. Как бы мы ни пытались расширить сферу охвата финансовыми услугами, но если доверие к банковской системе и центральному банку критически низкое, желаемого эффекта мы не достигнем. К сожалению, в Украине, как свидетельствуют данные исследования Центра Разумкова, доверие к этим учреждениям критически низкое. Стабильно хуже рейтинги только у судебной ветви власти. Такие вот неутешительные последствия реформирования банковской системы, проводимого с 2015 года.

Владимир Компаниец, экономист:

Когда глава МВФ Кристалина Георгиева говорит, что тема, характеризующая новое десятилетие, — это растущая неуверенность в глобальной экономике, то мне это нравится больше, чем оптимистичный взгляд. При неуверенности экономические субъекты осуществляют более выверенные расчеты и инвестиции. К чему приводят оптимистичные прогнозы, можно легко убедиться по кризису 2008 года. А поскольку Украина до сих пор в значительной степени зависит от мировых тенденций, то любой кризис серьезно ударит по нашей стране.

Безусловно, на украинскую экономику также начинают оказывать существенное влияние глобальные климатические изменения, о чем глава МВФ заявила в своем выступлении, но еще большее влияние оказывают такие банальные вещи, как недоступность для украинцев дешевых кредитов по сравнению с нашими ближайшими соседями. Что, в свою очередь, сказывается на уровне жизни людей, на материальном положении их семей и на развитии бизнеса.

Не менее актуально и отсутствие реальной защиты прав кредиторов. Украина является одной из стран, где те, кто "кидает" своих кредиторов или вкладчиков, не несут за это ответственности. Это началось с 90-х годов прошлого столетия и продолжается до сих пор. Банк "Украина", затем десятки эмитентов облигаций, сказавших, что "прощают свои долги", десятки тысяч компаний, которые без проблем вывели залоговое имущество на другие компании. Это и есть одна из фундаментальных основ более стабильной финансовой системы, о которой рассказывала глава МВФ.

Следующая наша проблема — недостоверная информация о стоимости финансовых услуг. Почти 15 лет Нацбанк Украины требует, чтобы банки раскрывали достоверную информацию о стоимости услуг, но так и не смог добиться этого. Люди оформляют кредиты под якобы низкие проценты, а в действительности из-за дополнительных комиссий, фиктивных страховок их процентные ставки достигают сотни, а иногда даже тысячи процентов. Это загоняет людей в финансовую кабалу. Некоторые страны на законодательном уровне уже давно ограничили максимальные размеры эффективных ставок по кредитам и решили вопрос с достоверным информированием потребителей услуг о реальной стоимости финансовых услуг. И нам пора. Как пора решить и глобальный вопрос с защищенностью потребителей финансовых услуг.

Конечно, поиск правильных реакций на возникающие вызовы — длительный процесс. Но мы предупреждены о надвигающейся беде, теперь уже никто во власти не сможет сказать, что кризис наступил внезапно, и потому Украина к нему не готова. Готовиться необходимо уже сейчас, переосмысливая происходящее, трезво оценивая текущее и прогнозируя будущее в перспективе не трех, а тридцати лет. Светлые умы, нашедшие ответы хотя бы на часть проблемных вопросов, знают, куда писать.

Горячие предложения

UniGroup

Кредит под 1,5% в месяц. Под авто, квартиру, дом, нежилое помещение

Сумма: от 30 000 до 15 000 000 грн.

Срок: от 1 месяца до 10 лет

Без выписки и перерегистрации

Киев, Киевская обл. до 60 км

Залоговые кредиты в Киеве и области

Кредит под залог недвижимости, авто, спецтехники, золота и пр.

от 18% годовых. Решение за 30 минут

Любая кредитная история

Без справки о доходах и поручителей

Любые суммы от 15 000 грн. и више

До 85% от стоимости залога

Хотите получать уведомление на ваш email, когда мы опубликуем новые статьи?

также следить за обновлениями сайта можно в Facebook Instagram Twitter Viber Telegram

Путеводители

Как выбрать надежный банк

Даже профессионал не скажет наверняка, надежен ли тот или иной банк. Однако простой анализ регулярной банковской отчетности и некоторых других источников позволит сделать выбор банка более или менее объективным.

© 2006–2020

ООО «Простобанк Консалтинг»

Код ЄДРПОУ: 35454764

Адрес и телефон «Простобанк Консалтинг»

Email: info@prostobank.com