Банковская система выходит на свет

Уходящий год оказался непростым для украинского банковского рынка. FinClub вспомнил главные события 2016 года, которые будут определять динамику и направление развития финансового рынка в наступающем 2017-м.

Крупнейший и государственный

Украинские налогоплательщики на практике узнали, что фраза too big to fail для их кошельков не означает ничего хорошего. Самым знаменательным событием не только 2016 года, но и, пожалуй, всей истории украинской банковской системы стала национализация ПриватБанка. За одну ночь счета 20 миллионов украинцев «переместились» из крупнейшего частного банка в крупнейший государственный. Теперь правительству придется вложить в банк минимум 116,8 млрд грн, в том числе 64 млрд грн в виде квазивалютных гособлигаций, чтобы удержать банк с «дырой» почти в 150 млрд грн. Сможет ли государство эффективно управлять банком и решить его проблемы, остается вопросом, притом что после кризиса 2009 года два из трех национализированных банков закрыли.

Степень нагрузки на госбюджет обратно пропорциональна желанию бывших акционеров банка провести обещанную правительству реструктуризацию кредитов инсайдеров, которых «нашли» на 150 млрд грн. Но, судя по заявлениям экс-совладельца ПриватБанка Игоря Коломойского и экс-правления, которые обвинили НБУ в банкротстве банка, данные обещания на практике они могут не выполнить.

Продолжение чистки

Глава НБУ Валерия Гонтарева еще в середине 2015 года объявила, что «очищение банковской системы уже произошло». Такое заявление было сделано после вывода с рынка Дельта Банка, ВиЭйБи Банка и «Надры». В конце 2015-го, когда список банкротов пополнил банк «Финансы и Кредит», она подтвердила свой тезис словами о том, что массовая чистка банковского рынка уже практически завершена. Однако значение этих слов в НБУ и на рынке восприняли по-разному.

В 2016 году банкопад продолжился. Рынок покинули такие крупные банки, как «Хрещатик» и Фидобанк, со скандалом был закрыт Банк Михайловский. Всего с 2014-го в Украине обанкротилось почти 90 банков. Из них в 2016 году прекратилось существование 21 кредитного учреждения. Завершена ли теперь очистка рынка, неизвестно, ведь НБУ не провел итоговую пресс-конференцию.

Закон аферы «Михайловского»

В 2016 году внезапно была изменена концепция гарантирования государством вкладов граждан. По инициативе президента Петра Порошенко в ноябре гарантия была распространена на инвестиции, которые украинцы делают в финансовые компании под спекулятивные высокие проценты, если посредником при этом выступает банк. Переломать через колено идеологию системы гарантирования вкладов, к тому же задним числом, решили из-за потерянных депозитов на сумму порядка 1,5 млрд грн. Эти деньги оказались в подвисшем состоянии после банкротства Банка Михайловского, который в своих региональных офисах втайне от куратора привлекал деньги населения на счета финкомпаний.

После признания в конце мая «Михайловского» неплатежеспособным оказалось, что 14 тыс. человек потеряли на этой схеме 1,5 млрд грн. Сначала власть твердила, что государство не может гарантировать госбюджетом вложения украинцев в сомнительные мошеннические схемы, но после полугода митингов «вкладчиков» и перекрытия ими дорог на Печерске власть «сменила пластинку». Оказалось, что государство просто обязано гарантировать мошеннические схемы, если они описаны мелким шрифтом в договорах. Сумма выплат для государства небольшая, но прецедент создан.

Хотя на официальном уровне декларируется, что новый закон не позволит возникать таким аферам. «Безнаказанность порождает соблазны. Предложенный закон должен наглухо заблокировать подобные схемы в будущем», – говорил заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик. Но Банк Михайловский не единственный злоупотреблял лазейками в законодательстве. ПриватБанк весь 2016 год «продавал» своим вкладчикам кредитную задолженность бизнесменов, выведя таким образом из-под действия системы гарантирования вкладов 5,5 млрд грн денег физлиц. Это в разы больше, чем было выведено из-под гарантий ФГВФЛ в Банке Михайловском, поэтому новое руководство национализированного ПриватБанка будет возвращать эти «вклады» на баланс.

Рынок становится надежнее

Небольшие банки постепенно становятся более надежными. Делается это за счет обязательного наращивания уставного капитала. Первый дедлайн наступил в июне 2016 года – все учреждения должны были нарастить капиталы до 120 млн грн. С этой задачей не справилось пять банков, но НБУ не спешил выводить их с рынка.

Уже к лету 2017-го на рынке не должно остаться ни одного банка с уставным капиталом меньше 200 млн грн. Если порядка 50 нынешних недокапитализированных банков не найдут денег, им придется объединяться друг с другом или покинуть рынок. Некоторые банки сами уходят с рынка, минуя временного администратора и ликвидатора, даже не дожидаясь, когда парламент примет закон об упрощенной процедуре самоуничтожения. Но требования к уставному капиталу не единственные. Небольшие банки не проходили диагностику по стресс-тесту, но с 1 января 2017 года они, согласно постановлению НБУ № 351, должны будут оценить свои кредитные риски в зависимости от платежеспособности их заемщиков. Если их регулятивные капиталы уменьшатся или станут отрицательными, это также будет угрозой «двигаться к выходу».

Накопленные риски

В 2016 году под угрозой оказалось выполнение главной цели НБУ – массовая чистка рынка от неплатежеспособных, отмывочных или сомнительных банков. Многие из них не смирились со своим банкротством и начали его оспаривать.

Суды уже приняли решение о возобновлении деятельности или отмене решения об отнесении к категории неплатежеспособных десяти банков: «Капитал», Восточно-промышленный коммерческий банк, «Велес», Радикал Банк, Укринбанк, «Премиум», «Союз», «Финансовая инициатива», «Киевская Русь», «Юнисон». Суд не позволяет закрыть Родовид Банк.

В Фонде гарантирования уверены, что такие судебные решения будут иметь негативные последствия для вкладчиков и кредиторов банков. «Акционеры используют такие решения исключительно для вывода ликвидных активов, средства от реализации которых должны направляться на удовлетворение требований кредиторов. О возобновлении работы неплатежеспособного банка не может быть и речи. Во-первых, нет законодательного механизма этого процесса, во-вторых, если бы преследовалась именно такая цель, то акционеры провели бы докапитализацию банка еще до признания его неплатежеспособным», – рассказывает Андрей Оленчик. Акционеры, когда получают судебное решение, даже переоформляют недвижимое имущество банка на другие компании.

Но несмотря на столь большое количество судебных решений, которые считаются сомнительными, ни Нацбанк, ни Фонд гарантирования не в состоянии что-либо предпринять для кардинального изменения ситуации. «Судебная система должна быть реформирована. Но Нацбанк не может сделать для этого ничего, кроме как публично заявлять об этих проблемах и обращаться к президенту и правоохранительным органам», – говорила глава НБУ Валерия Гонтарева. Правоохранители в это время проверяют самих чиновников НБУ, каждый месяц проводят выемку документов, но пока без последствий.

Система гарантирования под угрозой

Еще одним большим риском, который переходит в 2017 год, является вероятность признания незаконной всей системы гарантирования вкладов. В прошлом году Конституционный суд начал ее проверку на соответствие главному закону страны. Основанием стал иск вкладчика ликвидируемого банка «Таврика». Истец заявил, что при заключении договора с банком он не давал ФГВФЛ, который управляет неплатежеспособными банками, права распоряжаться деньгами и не заключал с ним договоров. Возможное признание закона неконституционным не отменит гарантий на возврат депозитов, но это может вернуть закон о системе гарантирования к предыдущей редакции. В этом случае вопрос суммы возмещения становится открытым. Сейчас под гарантии подпадают все депозиты до 200 тыс. грн, но в старой редакции закона планка была установлена на 150 тыс. грн.

Опубликовано на сайте: 11.01.2017

Автор: Елена Губарь

Источник: https://finclub.net/



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13919





Простобанк ТВ








Рекомендуем