Виктория Михайле и Тамара Савощенко: у мужчин и женщин разные стили менеджмента, разные стили восприятия той или иной бизнес-среды

Нам удалось побеседовать на тему гендерного равенства в отношении мужчин и женщин в бизнесе сразу с двумя уважаемыми и очаровательными представительницами банковского сектора Украины: Викторией Михайле, главой правления Альфа, Тамарой Савощенко, главой правления Укрсоцбанка.

Дамы, что для вас означает успешная карьера?

Т.С.: Успешная карьера для меня – это когда человек не стал бы ничего менять в своей профессиональной жизни, даже если у него была бы возможность прожить ее заново. Успех для меня – это не должность на визитке. Это само ощущение, когда есть дело, которым ты можешь гордиться и в которое ты вкладываешь душу.

В.М.: Для женщины главное развитие, прежде всего внутреннее. Женщина может быть успешна только тогда, когда она не нарушает свой внутренний баланс. Для меня карьера – это развитие.

Всегда хотела иметь определенный статус и определенный объем денег. Но все это мне было необходимо только для того, чтобы быть свободной. При этом в голове я никогда не выстраивала карьерный путь, куда хочу добраться в конечном итоге.

Я лично хочу, чтобы каждый день мне было интересно заниматься тем, что я делаю, потому что, если ты хорошо понимаешь бизнес, в котором работаешь, если ты понимаешь среду, в которой приходится жить, ты точно придумаешь себе миллион задач, чтобы этот бизнес улучшить, чтобы подняться как личность еще на три ступени вверх и, соответственно, найти большую гармонию. И с семьей в том числе. Карьера может разрушить семью, а развитие – нет.

Отталкиваясь от карьеры. Вы решили пойти в ту сферу, которая в большей степени находится под мужским управлением. Почему выбрали карьеру банкира?

В.М.: Я для себя карьеру банкира не выбирала. Для меня это действительно было развитием. Я экономист по образованию, окончила Киевский университет, который на тот момент был хорош тем, что давал классическое университетское образование.

С учетом того, что я работаю в Альфа-Банке Украина уже 22 года, можно сказать, что банк нашел меня, а не я его.

В начале так вышло, что я работала в бизнесе, который занимался инвестициями. Я была финансовым директором компании, и банк получился благодаря одной из инвестиции Альфа-Капитала.

Когда ты хорошо понимаешь, как устроены законы экономики, то по большому счету все равно, чем торговать: ценными бумагами, холодильниками или деньгами.

Когда Альфа в 2000-ом году купила банк, нам нужно было им управлять, а в моем кругу на тот момент было не так много хороших банкиров. Альфа хороша тем, что когда мы сливаемся, мы объединяем лучшие команды в том или ином бизнесе. Для меня карьера банкира получилась из той карьеры, которую я строила, когда была финансовым директором. Это очень интересно для меня. В другой сфере я себя, наверное, уже не вижу.

Т.С.: У меня немного другая история (смеется, – ред.). Для меня банкинг – это любовь на всю жизнь. В 1993 году я начала работать в Укрсоцбанке, но до этого часто ходила в банки и имела отношения с банком как клиент. В этот период я работала в частной компании бухгалтером, а банк был единственным местом, где можно было заработать более-менее приличные деньги. В банке мне все нравилось, поэтому мне казалось, что я не тем занимаюсь, казалось, что только в банке настоящая интересная жизнь. Поэтому мне очень захотелось там работать.

Но в те времена попасть в банки было очень сложно, особенно без банковского опыта, ведь тогда их было не так много. Тем не менее, я задалась целью, ходила на собеседования, но меня никуда не брали. А не брали потому, что, во-первых, у меня не было банковского опыта, во-вторых, я вышла замуж и была хорошим кандидатом на декретный отпуск.

Но немного позже (по рекомендации знакомых — Авт.) в Укрсоцбанке мне предложили должность экономиста второй категории. И я согласилась. Таким образом я и попала в Укрсоцбанк, подшивала документы, научилась даже дрелью пользоваться. И с того времени по сей день я в Укрсоцбанке.

Когда вам обеим предложили возглавлять ведущие банки страны, было ли страшно принять такое повышение? Не пугали ли экономические реалии страны?

В.М.: Не напугало совсем. И до сих пор не страшно.

Т.С.: Ну, не скажу, что не напугало совсем. Было тревожно. Но не оттого, что были какие-то экономические трудности. В большей степени из-за того, что мне предложили эту должность в период, когда была активная стадия продажи банка. Это было специфическое время в жизни банка и в моей жизни. Поэтому были, конечно, сомнения. Не скажу, что страх, просто сомнения.

Т.е. в этот момент внутри вас присутствовали эмоции, которые присущи для женщины. Давайте поговорим о везении. Можно ли данное слово отнести к залогу достижения карьерных высот для женщины? Или же: «упорство и труд все перетрут?»

В.М.: Везение важно как для женщины, так и для мужчины. В принципе, у нас мужской мир. Для того чтобы повезло, человек должен четко чувствовать мир. Мы понимаем, что связи важны, знакомства важны и опыт важен. Потому мне кажется, без труда ничего не будет.

Очевидно, что трудиться нужно и учиться нужно, но очень важно в голове ранжировать, куда и в какую ячейку положить знания, а в какую коммуникацию. Чтобы повезло, нужно попасть в ту сферу, в ту точку, которая тебе интересна.

Т.С.: Согласна с Викторией. Главное везение для человека – найти свое дело. Когда человек поймал свой драйв, тогда в жизни пойдет все. Конечно, не без труда, но этот труд не будет в тягость.

Бытует мнение, что мужчинам порой легче добиться высоких должностей. Статистика только подтверждает этот факт – руководящие должности и в корпоративном, и в правительственном секторе за мужчинами. Что по-вашему нужно сделать, чтобы ситуация изменилась? И стоит ли ее менять?

В.М.: Бизнес у нас действительно мужской. Опять-таки это неплохо, потому что у женщин должна оставаться энергия на потомство, на себя. Это нормально. При этом женщина по-настоящему должна быть счастлива независимо от того, работает ли она экономистом второго разряда или председателем правления.

Если она все делает с удовольствием (то, о чем говорила Тамара — Авт.), то все у нее в жизни будет хорошо.

Относительно стоит ли что-то менять? Стоит. Но природным путем. Мы, конечно же, замечаем, что женщин в политике и в бизнесе становится больше. И мне кажется, польза здесь в том, что это как в семье: должно быть правильное переплетение энергии. Мужчина более авантюрный, а женщина более адаптивна.

Т.е. у них абсолютно разные стили менеджмента, разные стили восприятия той или иной бизнес-среды. Только когда работает гармоничная связка мужчины и женщины, вот тогда я вижу успех.

Для меня очень важно, чтобы женщина не пыталась перенять мужской стиль управления.

Ведь самое важное – оставаться собой. Бизнесом нужно управлять так же, как мы управляем семьей, с сотрудниками нужно обращаться так же, как мы общаемся со своими детьми. Их необходимо хвалить, уважать, мотивировать.

Мне кажется, что вот этот баланс нарушен. Частично советским прошлым. Но в новой Украине за 25 лет мы видим, что тренд меняется, и это очень хорошо. Мне кажется, если будет работать абсолютно здоровый баланс, это поможет и в политике, и в бизнесе, и в семье.

Т.С.: На самом деле, даже установки, воспитание меняются. Если мы рассмотрим советское время, там навязывался стереотип, что мальчики должны быть более ориентированы на успех, на карьеру, на работу, а у девочек выставлялся барьер – они должны выбрать или карьеру, или семью. Сейчас ситуация изменилась, мир стал другим, более открытым. И сейчас люди понимают, что это самый плохой стереотип, который может быть навязан женщинам. Необязательно успешная та женщина, которая построила карьеру. Это может быть женщина, которая нашла себя в творчестве, в семье и так далее.

В.М.: Да, мир станет лучше только тогда, когда женщина будет счастлива.

Как женщине удержать бизнес, если его позиции становятся неуверенными на рынке?

В.М.: Женщина редко доводит бизнес до шаткости, потому что она раньше интуитивно понимает ситуацию и старается уберечь компанию от какого-либо разрушения.

Женщина действительно может очень широко решать задачи как с точки зрения бизнес-ориентированности, так и с точки зрения support-функций, которые в кризис становятся значительно важнее.

Кризисы для того и придуманы: первое – для новых завоеваний, второе – для «серьезных» генеральных уборок, которые не успели сделать в период большого роста.

В кризисных ситуациях, когда тяжело всем, когда приходится принимать много непопулярных решений: сокращения, увольнения, перестройка стандартных методов мышления в компании, – женщина на понятном и более простом языке может донести необходимые сообщения команде.

Т.С.: Как бы странно это ни звучало, женщина меньше всего подвержена панике. И в период турбулентности женщине намного легче собраться и успокоится. Когда руководитель держит себя в руках, он не дает поддаваться панике всему коллективу.

В.М.: Важно еще отличать панику и истерику. Истерика – это одно, это эмоциональная провокация, а паника – это когда в критических ситуациях женщина может быстрее собраться, понимая, что кроме нее никто больше не сделает. Безусловно, есть разные случаи. Но, если мы говорим о бизнес-среде, то женщина в этой ситуации не сублимирует.

Чему каждую из вас научил кризис 2008 года и кризис последних лет?

Т.С.: Если говорить в общем, без деталей, то кризисы показали одну простую вещь – абсолютно правильных стратегий не бывает. До 2008 года был период роста, и все были на большом подъеме. Бизнес уверял, что так будет всегда, и это нас, в общем-то, и погубило. Основной урок таков: выживает в кризисе тот, кто быстрее сможет адаптироваться к новой ситуации. Второй урок: кризис – это не только период больших испытаний, потерь, но это период больших возможностей, и здесь тоже выигрывает тот, кто первый увидит эти возможности и ими воспользуется.

В.М.: Я согласна с Тамарой. Альфа, в частности, в период кризиса всегда росла. Мы действительно пытаемся искать возможности тогда, когда «все пропало». Тогда возникают новые идеи. Кризис – в очередной раз подтверждение того, что все развивается по синусоиде – после любого падения, так или иначе, будет взлет.

Только тут вопрос в скорости реакции подъема, в скорости понимания, с какой траекторией тебе дальше нужно лететь. И с каким грузом (или без какого груза) нужно дальше идти. Это всего лишь этап, который нужно пройти. Потому что неизвестно, когда тяжелее: в кризис или когда все растет. Для меня кризис 2008-2009 года – новый виток, а вот то, что пришлось пережить духовно, морально, ломка сознания последний трех лет – это тяжело.

После этого вам не захотелось сменить род деятельности, сменить карьеру?

В.М.: Очень важно понимать, что ты на своем месте, и на этом месте дать лучшее стране, миру, что ты можешь дать. Карьеру менять не хочу, но абсолютно четко понимаю, что такого рода ситуации подсказывают тебе зоны твоего развития.

Вопрос к Тамаре Савощенко. После завершения сделки между Альфа-Банком и UniСredit вы стали главой правления Укрсоцбанка. Не стало ли для вас это неким шагом назад – вновь вернуться к старому бренду?

Т.С.: Вы знаете, не стало. Потому что у меня к этому бренду особое отношение. Трепетное, что ли. Я не могу сказать, что это шаг назад. С точки зрения модели управления и методов управления, конечно, ничего не поменялось. Да, появилось очень много новых задач, интересных вещей, над которыми нужно работать. Это такой действительно совершенно новый этап в моей карьере. Это большой «челлэндж», но это и очень интересный большой проект, в котором можно найти возможность для собственного развития.

Отныне вы (Виктория Михайле и Тамара Савощенко — ред.) являетесь единой командой, часто вам приходится уступать в принятии решений? Насколько важно научиться идти на компромисс?

В.М.: По жизни я с глубоким уважением отношусь к женщине во всех ее ипостасях. И я верю, что женская дружба бывает. Мой жизненный опыт показывает, что она намного сильнее, чем мужская. Две женщины могут править и могут договариваться, потому что у нас с Тамарой, как мне кажется, одинаковое мировоззрение. И даже если у нас по какой-то проблеме могут быть разные взгляды, мы точно в процессе обсуждения приходим к единому мнению.

В нашей жизни еще не было ни единой ситуации, которую нам не удалось бы решить. Мы понимали, у кого какие стили управления. Это очень важно в команде, когда ищется не компромисс, а выработка общего взгляда, выработка общего решения. Когда есть здравые зерна, ты же не уступаешь, ты с восторгом черпаешь знания другого человека.

Т.С.: В банковской группе, которая сейчас в Украине представлена двумя банками – Альфой и Укрсоцом, действительно достаточно хорошо выстроена коллегиальная модель принятия решений, которая дает возможность выслушать каждого, обсудить и принять то решение, которое отвечает интересам акционеров, клиентов и сотрудников.

В итоге, что вы скажете, существует ли в Украине гендерное неравенство? Как нам добиться равноправия между мужчиной и женщиной?

В.М.: Я считаю, что в Украине гендерное неравенство существует. Но оно существует не только в Украине, а и в мире. Это проблема мирового масштаба, очень многие Европейские и Американские корпорации как раз занимаются тем, что дают значительно больше поводов для развития женской линии в бизнесе. Мне кажется, что нужно начинать с уважения. С гендерным неравенством можно бороться, закладывая правильное воспитание уже с детства.

Т.С.: В Украине ситуация с гендерным неравенством будет меняться гораздо быстрее, чем в других странах, потому что традиционно украинская женщина достаточно сильная, и ее роль в общественном устройстве достаточно высока. Гораздо выше, чем в других культурах.

Опубликовано на сайте: 10.05.2017

Автор: Беседовала Юлия Кузнецова

Источник: http://news.finance.ua/



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 14575







Простобанк ТВ




Рекомендуем